Сообщить о нарушениях, предоставить информацию, обратиться →
[email protected] +7 (3952) 415-911 +7 924 834 08 65

СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТЕР: специализируемся на сопровождении правовых процессов и освещении общественно-значимых событий. Подробнее о проекте.

Ольхонский район: подавление туризма?

​Вот уже полтора десятка лет представители власти всех уровней декларируют государственную поддержку малого и среднего бизнеса. Создан институт уполномоченных по защите прав предпринимателей, регулярно проводятся конференции и круглые столы, контрольно-надзорные органы ежегодно рапортуют о снижении административного давления на бизнес…

 Но на практике оказывается, что эта поддержка предназначена не для всех и каждого, и есть регионы, а помимо них целые отрасли экономики, в которых обещания государства как бы аннулируются.

В числе прочих к таким регионам относится и Иркутская область: в соответствии с докладом уполномоченного по правам предпринимателей при президенте России Бориса Титова, из 85 субъектов РФ, Иркутская область занимает 83 место по уровню административного давления на бизнес. Опережают нас в этом печальном соревновании только Дагестан и Кабардино-Балкария. Отчего же так получилось, что регион с невиданным промышленным потенциалом, с неограниченным, как любит говорить руководство области, потенциалом для развития бизнеса, оказался в хвосте по фактической реализации задуманного? Сейчас попробуем объяснить.

Дело в том, что около шести-семи лет назад вектор внимания государства изменился. До 2014 года оставались отдельные отрасли экономики, которые не интересовали крупные государственные корпорации в силу малой, с их точки зрения, ресурсоемкости. Такими были мусорный бизнес, бизнес по добыче полудрагоценных камней, к примеру, нефрита, экспорт лесоматериалов, внутренний туризм… По сравнению с экспортом нефти и газа, или же производства в оборонно-космической отрасли, эти сферы были малоинтересны федеральным гигантам. Но все изменилось, когда социально-экономическая обстановка в стране начала осложняться.

Внутренний туризм, который до этого был мало кому интересен, кроме местных жителей, которые с него жили и кормили семьи, заинтересовал федеральный центр. Ожидаемо, что озеро Байкал одним из первых попало в фокус внимания, и результат не заставил себя ждать. Экспансия таких крупных госкорпораций, как ВЭБ.РФ, к примеру, уже стала реальностью – совместно с отдельными иркутскими политиками и бывшими госслужащими, госкорпорация планирует активное освоение байкальской территории. А будет оно подано под маской «приведем в порядок байкальский туризм» или же «будем развивать перспективные направления высокотехнологичного производства», уже не суть важно. Местному бизнесу в этой схеме места нет.

Как вот уже несколько лет не могут найти своего места и жители многострадального Ольхонского района, у которых в прямом смысле слова отнимают право на жизнь. Мы не будем сейчас пересказывать всем известные факты о сносах многочисленных туристических объектов на о. Ольхон. И даже не будем в сотый раз констатировать тот очевидный факт, что природоохранная прокуратура была создана ровно для того, чтобы «зачистить» Байкал под крупных игроков туристического рынка. Мы расскажем одну небольшую историю, которая иллюстрирует все сказанные выше, как нельзя лучше. Итак, деревня Курма Ольхонского района, наши дни.

Курма находится на побережье Байкала, напротив острова Ольхон, и представляет собой по-настоящему удобное место для расположение туристических объектов. Сложности с переправой на сам остров, серьезные ограничения для туристов, на нем действующие, предоставляют деревне серьезные преимущества. И потому еще в 2006 году иркутский предприниматель Виктор Романов взял там в аренду у местной администрации земельный участок, на котором возвел несколько объектов. Проще говоря, организовал небольшую турбазу.

Это важно – зафиксировать дату 2006 год, потому что никто из крупных игроков на тот момент никто еще не рассматривал побережье Байкала, как перспективное место зарабатывания небольших, но стабильных денег. Потому и землю получилось арендовать без проблем, и возвести строения, а спустя девять лет и выкупить участок в собственность. Все было проведено официально и по закону: заключен договор купли-продажи с администрацией, уплачена положенная сумма. Предприниматель получил земельный участок, в который почти что десять лет вкладывал силы и средства, а администрация Шара-Тоготского муниципального образования – необходимые ей, как воздух, живые деньги. Достаточно сказать, что сумма, полученная бюджетом муниципального образования от продажи участка, составила около 7 % совокупного годового дохода Шара-Тоготского МО за 2015 год.

Все было нормально ровно до того момента, как в 2017 году, спустя два года после заключения договора купли-продажи, с проверкой в администрацию пришла Ольхонская прокуратура. И сделала вывод о том, что продавать этот земельный участок в собственность ООО «Бриз» администрация МО права не имела, так как он якобы относится к особо охраняемым природным территориям, а значит и находиться в частной собственности не может.

Песня известная, и именно в те годы ставшая основным трендом работы прокуратуры: границы национального парка, определяющие, где земли поселений, а где особо охраняемые природные территории, определены нечетко, и однозначное решение по этому ключевому вопросу вот уже несколько лет не могут принять ни суды, ни компетентные органы федеральной власти. Именно эта правовая неопределенность и позволяет органам прокуратуры и суда оспаривать сделки и фактически выселять законных собственников с земель, за которые они заплатили.

Прокуратура обратилась в арбитражный суд Иркутской области с требованием о признании договора купли-продажи недействительным, но в 2019 году суды трех инстанций в удовлетворении требований надзорного органа последовательно отказали. Мотивировав это простой и понятной причиной: собственник открыто использовал земельный участок с 2006 года, официально приобрел его в 2015 году, зарегистрировал право собственности в Росреестре. А значит, срок исковой давности в 3 года, установленный Гражданским кодексом России, уже истек. Государственные органы должны были знать о заключении сделки, и если они не пошевелились, то это относится исключительно к их проблемам.

Казалось бы, на этом ситуация исчерпала себя, и предприниматель может развивать принадлежащий ему на законных основаниях бизнес дальше. Однако не тут-то было, и уже в 2020 году, не удовлетворившись результатом первого рассмотрения, прокуратура предприняла повторную попытку изъять земельный участок у ООО «Бриз». Однако на этот раз – руками территориального управления Росимущества в Иркутской области. Это федеральное агентство, отвечающее за распоряжение федеральной собственностью, в том числе – и землями особо охраняемых природных территорий. Суды двух инстанций заново объяснили новому заявителю, что срок исковой давности пропущен, но вот суд кассационный внезапно и резко изменил свою позицию.

Еще раз, чтобы было понятнее. За полтора года до этого, в 2019 году, суд кассационной инстанции уверенно подтвердил законность позиции предпринимателя: и согласился с тем, что срок исковой давности пропущен. И вот, спустя полтора года что-то неуловимо изменилось, и позиция кассационного суда развернулась на 180 градусов. Решения предыдущих судов отменили, и направили дело на новое рассмотрение, которое все еще продолжается. По мнению кассации, теперь необходимо достоверно установить, а входит ли деревня Курма и прилежащие к ней земельные участки в земли особо охраняемых природных территорий.

Если внимательно ознакомиться с позициями судов Иркутской области за последние годы, нетрудно предположить, что в земли ООПТ они готовы внести все, на что только ни укажет ФГБУ «Заповедное Прибайкалье». Которое, в свою очередь, действует по прямой указке некоего очень высокопоставленного начальства, имеющего прямое влияние и на федеральные органы исполнительной власти, и на прокуратуру. Что это за начальство, не столь важно, а важно другое – о каком стабильном и устойчивом развитии бизнеса может идти речь, когда предприниматель, имея на руках вступившие в законную силу решения пяти (!) судов, вынужден уже три года судиться со всеми государственными органами по очереди? И раз за разом доказывать очевидное: участок приобретался законно.

Но, судя по всему, эти 1,5 гектара близ деревни Курма кому-то очень сильно приглянулись, и единственная надежда сейчас – на беспристрастность судей Арбитражного суда Иркутской области. Ведь туристический объект, о которым идет речь, помимо того, что предоставляет работу жителям деревни, еще и регулярно используется в благотворительных целях. Однако кого это беспокоит, когда речь идет о том, чтобы прибрать к рукам готовую площадку с уже возведенными зданиями…

***

Стоит отметить, что пару месяцев назад критическая ситуация со сносом туристических объектов на Байкале поднималась в рамках встречи иркутских предпринимателей с уполномоченным по защите прав предпринимателей Борисом Титовым. Встреча происходила на высшем уровне: в здании областного правительства, с участием губернатора Иркутской области Игоря Кобзева. Результатов нет по сей день, и по нашей информации, эта проблема не по зубам никому, в том числе и губернатору. До момента, пока не будут четко определены границы национального парка, за который отвечает ФГБУ «Заповедное Прибайкалье», манипулировать этой неопределенностью так и будут что прокуратура, что иные контрольно-надзорные органы. А бизнесу ничего не остается, кроме как ходить по судам и доказывать, что белое – это белое. Пока не надоест. 

А. Ларин 

Информационное агентство «СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТЁР» (Зарегистрировано Роскомнадзором, регистрационный номер ИА № ФС 77 — 76716 от 24.09.2019). 16 +

06:50

Поделиться с друзьями

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...